Хармони Слэйтер и Джеф Личи. Четыре составляющие в обучении йоге

Интервью с Хармони (certified) и Джефом (authorized level 2) о том, как обучают йоге в Индии, чем западный подход отличается от восточного, и кто, в конечном итоге, занимается йогой. 

6-11 июля — семинар Хармони Слэйтер в Петербурге. Не пропусти! >>

Спасибо Анне Глинко за перевод и субтитры! 

Текст интервью

Современная йога: восточный и западный подход

Джеф: Я даже не знаю, но скажу, основываясь…

Хармони: …обучение в Майсоре и на Западе…

Джеф: …на наших наблюдениях. Мы родились на Западе, у нас есть различные представления о том, каким должно быть обучение, каким должен быть учебный процесс, особенно что касается занятия по йоге. Но когда оказываешься там, понимаешь, что индийцы учат очень прямолинейно и открыто, они говорят всё напрямик. Они просто будут кричать на вас до тех пор, пока вы всё не поймёте. Это относится и к Гуруджи. Когда Гуруджи оказывался рядом, он просто кричал: «Встань! Сделай это! Практикуй! Думай о Боге!» Что-то типа того, но часто это было довольно убедительно.

Хармони: Вы просто не можете поверить, что сделали то, что считали невозможным. Вместо того чтобы использовать ум, думая: «Мне надо задействовать это, сделать то…», это становится прекрасной интеллектуальной тренировкой. Как будто что-то внутри, какая-то энергия выполняет за вас то, над чем работаете. А вы просто не можете поверить: «Как же это произошло!?»

Суть того, что мы пытаемся понять и осознать благодаря этой практике – не мы занимаемся йогой. Если вы перестанете вмешиваться, йога все равно произойдёт сама собой, не так ли? Она появится. Что-то случится. Что-то произойдёт. Йога занимается нами, а не мы ей. А затем в конце дня вам некого поблагодарить, ведь вы же ничего не сделали. Всё случилось само собой.

Джеф: Я тоже считаю, что это очень отличает наш западный подход от индийского.

Гуруджи всегда говорил, что суть йоги – в контроле ума. И это прекрасно, даже в самом начале. Есть разница в том, занимаетесь ли вы йогой, рассматривая это как путь, и тем, что происходит в уме. Также это очень отличается от йоги только для тела, типа «Что я в следующий раз загружу на ютуб?», «Как я выгляжу?», «Как смотрится моё тело?», «Всё ли в порядке с отстройкой?», «Правильно так или так?»

Хармони: Меня именно так всегда учили [йоге],поэтому у меня никогда не возникало противоречий или сомнений между тем,что сказал мой учитель или кто-то другой. Я прислушивалась только к тому, что говорил Гуруджи или Шарат. Иногда спрашивают: «Какие мышцы надо задействовать?»Я же считаю: «Да какая разница!?»

Джеф: Сжимайте анус.

Хармони: Делайте то, что от вас требуют. Бывает, спрашивают: «Значит, эти мышцы отвечают за то, за это…» Я отношусь к этому проще 🙂 Я никогда не воспринимала йогу с точки зрения анатомии. Начав практиковать, я действительно почувствовала, как что-то происходит на энергетическом, праническом и психическом уровнях.

Четыре составляющие обучения

Джеф: Джайашри и Нарансимхан – преподаватели из Майсора, которые обучают чантингу и философии. Они часто говорят, что в изучении чего бы то ни было есть 4 составляющие, причем они одинаково важны, в большей или меньшей степени.

Первая составляющая –необходим ученик, то есть его усилия. Усилия ученика – 25% учебного процесса, но только 25%. На Западе мы обычно выкладываемся на 125% из этих 25% или на 110%, то есть по максимуму. Но это только 25%!

Вторая составляющая – вклад учителя, в той же равной пропорции 25%. Ученик, учитель… Учитель – 25% учебного процесса.

Сангха– сообщество, ваше окружение. Это одна из самых замечательных составляющих, чего нет на Западе. Все, кто приезжают в Майсор, занимаются здесь йогой. Всё, даже сам приезд сюда, полностью направлено на то, чтобы сделать [йогу] самой важной составляющей дня.Каким бы ни был этот летний аштанга-лагерь, приезжая сюда, с самого начала придётся проявить преданность.

Оставшиеся 25% –они мне нравятся больше всего –время.Я считаю его самым важным, может быть, потому, что в первый приезд Шарат так сильно кричал, чтобы я поднялся и сделал дропбэк. Помню, стоя в Уттхитахастападангуштхасане, мои дришти блуждали по всему помещению. Мне всё это напоминало шоу ненормальных. Вот такие мысли крутились у меня в голове в первый приезд. Через 6, 7, 8 лет…, 9-10 поездок я постепенно избавлялся от некоторых своих стереотипов и пытался работать с ними. Просто время всё расставило по местам.

Прислушивайтесь к людям из этого сообщества, ведь там так много хороших практиков, у них можно почерпнуть немало мудрости. Чем вы и занимаетесь, беря эти интервью 🙂

Поддерживающая практика

Хармони: Думаю, если вы хотите непрерывно заниматься чем бы то ни было, в частности выполнять эту практику, как можно дольше, придётся научиться практиковать так, чтобы ежедневно не причинять себе боль.

Джеф: Мы же практикуем каждый день.

Хармони: Учитесь заниматься так, чтобы практика помогала вам.

Мы практиковали вместе с Питером Сенсоном, кажется, 8 лет назад. Его жена была беременной, и мы обсуждали практику во время беременности. Мы сказали ему что-то вроде того, что придется заниматься так, чтобы практика была действительно благотворной, и для вас, и для тела. Он ответил: «А не так ли надо практиковать всегда?»

Что-то тогда во мне перевернулось. Через пару лет я забеременела и продолжала практиковать. Потом моё отношение к практике тоже полностью поменялось. Мне стало гораздо важнее ощущение внутренней целостности, то есть собрать всё воедино, а не пытаться отделить одно от другого. Был ли в этом смысл? Да, накапливается внутренняя энергия, мы сохраняем её во время практики, а не растрачиваем. Поэтому после практики я испытываю прилив энергии, а не наоборот.

Другие материалы Хармони

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •