Отдохни или умри

Недавно я осознала, что уже три года живу без отпуска. Отпуска в обычном понимании — когда ты перемещаешься в какое-то приятное место и ничего особенного там не делаешь. Мой отпуск — это или ретрит, или Майсор, или неделя в Москве у Барышникова, а там можно ушататься еще сильнее, потому что ментальные, эмоциональные и физические процессы протекают на пике интенсивности; к тому же, в эти периоды я продолжаю делать много разной работы для Шалы.

Все это время муж уговаривает меня уезжать с ним в Азию хотя бы на месяц несколько раз в году, от чего я неизменно отказываюсь (а как же Шала и еноты??).

Вот сейчас я сижу на веранде своего тайского домика, и мне хорошо. Но и в Тай я бы не поехала, если бы не семинар. То есть я, вроде как, в рабочей командировке.

Отдыхасана оказалась самым сложным элементом во всей практике. И, как любая недоделанная поза в последовательности, тащит за собой много разных перекосов и боли.

На второй год практики я безо всяких усилий бросила пить кофе, и прекрасно без него обходилась, пока не начала вести утренние майсоры в Шале. Ежедневный подъем в 4 утра — для моего организма это очень трудно. Большую часть жизни я провела в режиме “совы”, а, когда начала вставать рано из-за йоги, это было 7, но никак не 4. Когда у тебя с шести утра 3 часа майсор, 2 часа своя практика, и так 6 дней в неделю — это полный улет. Майсор, к тому же — намного более интенсивная форма взаимодействия со студентами, чем обычное занятие по хатхе. В общем, кофе и быстрые углеводы в виде меда и бананов, на которых ты можешь «доехать» до 11-12 дня — неизменные спутники моей работы. Понятно, что это не слишком здоровый выбор.

Иногда мне кажется, что моя работа вообще не очень подходит для женского организма. Как минимум, девочкам надо дольше спать. И не тягать тяжелых студентов на классах (я, честно, стараюсь минимизировать усилия и большую часть работы оставлять самим студентам, но это не всегда возможно). Добавьте к этому много административных дел, груз ответственности за происходящее в Шале, за своевременные зарплаты и пр., и становится ясно как день: мне, определенно, нужен отпуск, и не раз в году.

Однако долгое время я вообще не считала свою работу таковой, потому что привыкла, что работа — это когда ты приходишь куда-то, чтобы захотеть побыстрее оттуда уйти. А если с работы уходить не хочется, это просто фан и удовольствие, и к чему тогда все это нытье.

В результате имеем: явный перебор стимуляторов, быструю утомляемость, периодическую бессонницу, мигрени и эпизодическую дезориентацию в пространстве (когда я сильно устаю, начинаю натыкаться на все подряд).

Конечно, я перепробовала много разных способов со всем этим справиться, кроме одного — просто отдыхать. И ни один из них мне не помог.  Менять одни стимуляторы на другие бессмысленно — результат будет прежний или хуже (от пуэра дикая аритмия, например). К тому же, в нормальном состоянии они мне просто не нужны. Компенсировать недостаток сна днем — не работает, потому что я сплю достаточное количество часов, просто встаю не в “свое” время. Мигрени у меня всегда начинаются на почве переизбытка ветра, и от них, опять-таки, помогает только отдых и сон без будильника.

Наконец-таки до меня дошло, что отдых — такая же часть практики и работы, как и все остальное, и без него остальные процессы становятся неэффективными. Очевидная, вроде, история, но свои жесткие тенденции увидеть труднее всего, а стремление умереть на работе — явно, одна из моих. К счастью, у меня еще есть время, чтобы исправиться, что я себе и пообещала 😉 

Текст: Анна Гурьева

 

  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
    1
    Поделиться