Интервью Хармони Слэйтер для «Аштанга: Парампара». Часть 6

Хармони Слэйтер (Harmony Slater) — учитель Аштанга йоги с мировым именем и одна из 20 женщин в коммьюнити со статусом «certified». Наслаждайтесь замечательным интервью с одним из лучших учителей Аштанга йоги в мире.
6-11 июля 2018 семинар Хармони в Петербурге. Подробности >>

Хармони, ты сказала, что у тебя «появились разного рода интересные проблемы: много алкоголя и наркотиков, зависимость от них, анорексия, булимия и периоды депрессии», пока ты танцевала. Не могла бы ты подробнее рассказать об этом? Помогла ли практика йоги исцелиться?

Раньше я мало что рассказывала об этом этапе своей жизни, и только год назад начала более открыто говорить о личных страданиях. Скрытность, стыд и отвращение к себе довольно характерны для периодов напился-протрезвел. В начале своей практики йоги говорить об этих личных проблемах больше казалось проявлением слабости, чем способом показать, как стать сильнее. Но со временем, зная и работая с некоторыми учениками, которые страдали от тех же проблем, я почувствовала, что надо искренне делиться опытом, чтобы другие видели надежду на исцеление с помощью этой практики.

Я начала регулярно употреблять алкоголь довольно рано, примерно в десять лет. Он всегда был доступен в нашем доме, поэтому без проблем можно было выпить, не вызывая много подозрений. Примерно в это же время я начала курить сигареты. Тогда я уже не ощущала себя маленькой. Мои друзья всегда были намного старше меня. Думаю, я очень рано утратила ощущение, что значит быть ребёнком. В эти годы я решила, что посвящу свою жизнь тому, чтобы стать «примой-балериной». Возможно, поэтому нехватка детской беззаботности довольно рано выработала во мне сосредоточенность, дисциплину и ориентацию на результат, сделав зацикленной на перфекционизме. Жизнь начала казаться очень серьезной, и я буквально не давала себе спуску, чтобы оставаться успешной. Для меня быть балериной означало совершенство. С самого рождения мне очень нравилось соревноваться, и если я не собиралась отдать всю себя какому-то делу, то вообще не видела смысла за него браться. Есть идеальное представление, как должна выглядеть балерина – худой и красивой. С раннего возраста этот образ засел во мне, и я старалась его воплотить. Так, из всех источников (люди, книги, видео) я только и видела изображения тел со всякого рода проблемами – их было так много, что я считала жизнь полную скрытности и отвращения к себе «нормальной».

К двенадцати годам невероятно искаженные представления о теле доставляли мне столько беспокойства, что это периодически приводило к сильной депрессии, которая сопровождалась то анорексией, то булимией. Всем известно, что курение сигарет помогает снизить аппетит, и я тогда знала, что почти все немолодые танцоры имели эту привычку. Так я последовала их примеру. Алкоголь был самым доступным средством спасения, поэтому я регулярно обращалась к нему, чтобы хоть ненадолго расслабиться. Так начался долгий путь скрытых страданий, ведь пищевые расстройства, влиявшие на все аспекты моей жизни, стремительно усиливали невежество и умопомрачение.

В конце концов, на закате подросткового возраста я достигла той черты, когда осознала, что если буду продолжать в том же духе, то точно умру молодой. Полагаю, что ты назовёшь это моментом пробуждения. Жизнь с постоянным отвращением к себе, подстегиваемым необходимостью получить недосягаемое расположение преподавателей и авторитетов танцевального сообщества, привела к серьёзной болезни, которая начала выходить из-под контроля. Как мне казалось, единственным способом выжить было полностью избавиться от всего, что привело к этому порочному наваждению. Поэтому я совсем перестала танцевать, ничего и никому не объясняя – так я полностью сожгла за собой все мосты.

Тогда же я почувствовала небольшое облегчение, но в то же время полностью утратила себя и понимание, куда двигаться дальше. Я не представляла, кто же я без балета. Я устроилась на работу в банк – полная противоположность артистическому, творческому прошлому, которое продолжалось так много лет. Через некоторое время мне стало очевидно, что работа в банке – не то, к чему я стремлюсь в жизни, поэтому я поступила на очное отделение в университет Калгари и узнала о йоге. Хотя симптомы пищевых расстройств немного облегчились, они все ещё давали о себе знать, сразу же появляясь при стрессе и беспокойстве. 

Последние несколько лет учебы в университете, регулярно посещая занятия по йоге, я почувствовала существенные изменения в своих мыслях и взглядах, особенно относительно себя. После занятий я ощущала себя настолько чистой внутри, что даже не могла представить, как можно закурить или наестся до предела. Я начала по-другому относиться к еде. Я стала считать её питанием для своего тела, предназначенным даже для его исцеления, а не врагом, из-за которого я чувствовала себя толстой и больной. Я начала понимать, что моя самооценка не зависит от цифры на весах. Это было важной переменой.

Я начала раз в неделю посещать сеансы акупунктуры у замечательного целителя и советчика. Я доверяла ему и в конце концов смогла рассказать о своих проблемах. Это помогло разобраться с некоторыми эмоциональными нарушениями, которые были причиной моих зависимостей и пищевых расстройств. Благодаря его поддержке и регулярной практике йоги я почти полностью прекратила употреблять алкоголь и наркотики, а пищевые расстройства прекратились совсем. Я впервые почувствовала уверенность и позитивное отношение к себе.

Благодаря практике я начала открывать в себе внутреннюю силу и устойчивость, которых никогда раньше не ощущала. Также я разрешила себе быть ранимой и открытой. Я могу вспомнить множество моментов в практике, когда через явные физические ощущения я чувствовала эмоциональное облегчение: подавленные печаль, тревога и гнев – много чего выплывало на поверхность на занятиях. И это исцеляло. По мере того как возникали все эти эмоции, я смогла со временем избавиться от них.Очищая себя слой за слоем, избавляясь от каждого из них, мне казалось, что в результате останусь только истинная Я. Я поняла, что для ежедневной практики необходимо быть здоровой, подпитывать тело и ум хорошей пищей и позитивными мыслями. Я начала читать книги духовной тематики и слушать различные лекции о дхарме, по буддизму и йоге. Я стала каждый день медитировать и находила время, чтобы вести дневник и размышлять о вопросах, касающихся души и Бога. Моя практика стала временем для ежедневной молитвы и методом соединения со внутренней «жизненной силой», которая исходит от всех живых существ. Она остаётся таковой и по сей день.

Честно говоря, не уверена, что бы было со мной сегодня, если бы ни эта практика. Может быть, я бы все ещё пряталась во мраке, сражаясь с демонами из своего прошлого, или заглушала бы боль и разочарование наркотиками и алкоголем. Может, меня бы уже не было в живых.

Моя первая поездка в Майсор (Индия) стала настоящим успокаивающим бальзамом для души. Все, что касалось пребывания в Индии, трогало меня до глубины души. Я снова отыскала в себе давно забытое ощущение детской непосредственности и благоговения. Я вернула недостающие части своей личности. Думаю, в том числе и по этой причине мне действительно нравится практиковать в Майсоре и просто находиться в Индии. Опыт и время, проведённое там, помогли мне избавиться от подавленности гораздо больше, чем я могла себе представить. Я безмерно благодарна Гуруджи и Шарату за их преданность и неутомимое стремление обучать практике, указания и многолетнюю поддержку.

Перевод: Анна Глинко.

Источник >>

  •  
  • 9
  •  
  •  
  •  
  •  
    9
    Поделились