Интервью Хармони Слэйтер для «Аштанга: Парампара». Часть 5

Хармони Слэйтер (Harmony Slater) — учитель Аштанга йоги с мировым именем и одна из 20 женщин в коммьюнити со статусом «certified». Наслаждайтесь замечательным интервью с одним из лучших учителей Аштанга йоги в мире.
6-11 июля 2018 семинар Хармони в Петербурге. 
Подробности >>

Не могла бы ты поделиться своим опытом обучения у Гуруджи?

Я считаю, что всем, кому посчастливилось практиковать с Гуруджи достаточно долго, кажется, что у них сложились особые взаимоотношения с ним. С самой первой встречи он пробудил во мне чувства глубокой любви и почтения. Он был первым гуру, с которым мне посчастливилось встретиться и практиковать. Он мог так много передать одним только взглядом! Временами Гуруджи просто пристально смотрел на меня, и мне казалось, что он видит всю душу насквозь. Мне всегда было интересно, что же он видел, когда так смотрел на людей.

Он был великодушным и излучал очень много любви. Мне кажется, что ему нравилось смеяться. Он всегда спрашивал: «Какие новости?», когда замечал меня или кого-либо из учеников. Думаю, ему хотелось услышать от нас какую-нибудь интересную историю или новую сплетню. Он считал, что у меня очень забавное имя – «Гармония», ведь оно звучит почти как «гармоника» (местный музыкальный инструмент). Он постоянно смеялся, когда я приходила оплачивать следующий месяц обучения. Хотя Гуруджи был неистовым во время практики, после неё он становился покладистым и приятным, принимая каждый букет цветов или подарок, выражения признания и почтения. Так все ощущали его внимание и заботу. 

Он был очень предан преподаванию и очень сильно желал передать практику каждому ученику. Я вдохновляюсь, как только подумаю, что он неустанно преподавал дни напролёт. Он продолжает оставаться источником силы в моей работе, особенно когда чувствую себя уставшей или разочарованной отношением учеников, беспокоюсь за будущее нашей программы. Я думаю о Гуруджи, как он обучал у себя дома десятилетиями всего несколько учеников. Его практически никто не знал, а со временем к нему стали приезжать тысячи учеников, но он всегда оставался верным обучению этой практике. Он преподавал потому, что это была его дхарма и обязанность. Он любил эту практику каждой клеткой своего существа.

Обучая, он как-то точно знал, в чём я должна стать сильнее на физическом, ментальном или эмоциональном уровнях, и каким-то волшебным образом побуждал меня к более глубоким исследованиям, чтобы отыскать внутреннюю силу. Мне кажется, что ему действительно нравилось каждый год наблюдать за трансформацией учеников. Каждый раз, когда я приходила прощаться (даже после трёх-четырёх месяцев практики), он говорил: «Почему уезжаешь?» или «Когда вернёшься?». Складывалось приятное ощущение, что он желал, чтобы я подольше оставалась с ним. После каждой поездки я чувствовала себя очень опустошённой. Его присутствие так много для меня значило, до краев наполняя сердце.

Хотя я повстречала Гуруджи на закате его жизни (ему было 88 лет в мою первую поездку в Майсор), его правки были точными и сильными. Все, что он передавал мне с помощью прикосновений, голоса, даже просто уставившись проникновенным взглядом, пока я занималась в шале, и по сей день остаётся со мной. Эти первые годы практики под его непрестанным наблюдением укрепили мою преданность нашей линии преемственности.

Он одинаково относился ко всем. Он кричал и называл «плохим парнем» или «плохой женщиной» (“Bad Man!” или “Bad Lady!) всех подряд, обучались ли вы у него хоть двадцать лет, хоть два месяца. Гуруджи имел большие ожидания относительно каждого и мог увидеть ваши возможности прежде, чем вы сами в себя поверите. Он никого не выделял, но в то же время все много для него значили.

Мне посчастливилось практиковать с ним во время четырёх продолжительных поездок, до того как он заболел весной 2007 года. Как только я увидела его после этого (сразу же, как он достаточно окреп, чтобы вернуться домой из больницы), мои глаза наполнились слезами, в которых смешались любовь, печаль и радость. Хотя его тело было очень ослабленным, от него исходил такой мощный свет, что я чувствовала, как он захватывал меня. Мне часто снится Гуруджи, и эти сны снова и снова зовут в Майсор.

Мне и Джефу [Личти] невероятно повезло провести много особых мгновений с Гуруджи в те последние годы, когда его здоровье ухудшилось. Мы ходили к нему домой, даже когда он почти не преподавал. После поминок по нему в 2009 году мы совершили паломничество в Ямунотри, Ганготри, Кедарнатх и Бадринатх в Гималаях. За несколько лет до этого Гуруджи сказал нам посетить эти четыре священных места. Та поездка по Индии стала одной из самых запоминающихся. Таким особым образом мы оплакали его уход, почувствовав, чтоон все равно рядом с нами,хотя и оставил физическое тело. Иногда до сих пор во время практики я ощущаю его энергию или слышу его голос. Это очень ценные мгновения. 

Перевод: Анна Глинко.

Источник >>

  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  
  •  
    4
    Поделились