Рассел Кейс: «Мы едем в Майсор, чтобы посидеть рядом». Из интервью для «Ashtanga: Parampara»

Рассел — авторизованный преподаватель Аштанга йоги (KPJAYI Authorized Teacher, level 2), практикующий йогу и обучающий йоге более 25 лет. 
Он получил авторизацию от Шри К. Паттабхи Джойса, а также имел честь посещать его классы пранаямы, куда допускались немногие ученики. 
Рассел известен своей исследовательской деятельностью в области Аштанга йоги и медитативных практик.

6-11 июля 2018 Рассел приедет в Петербург вместе с Хармони Слэйтер. Не пропусти! Подробности >> 

Вопрос: Если сравнить нынешнее количество студентов, приезжающих учиться в Майсор со всего света, и твой опыт обучения с Гуруджи, то складывается впечатление, что, сейчас, следуя естественному ходу событий, довольно сложно студенту развить личные отношения с учителем — Шаратом, в Майсоре. К чему следует стремиться студенту, отправляющемуся к Источнику?

RC: Есть реальный ответ, и есть метафизический… И есть то, что происходит.
Преемственность по парампаре происходит через «upa» и «shad». «Рядом» и «сидя». Что и понимается под «upanishad». Мы учимся, находясь рядом с нашим учителем. Сидеть рядом с Шаратом значит чувствовать его. Отправиться в Майсор и Гокулам — означает чувствовать его образ мышления и критическое восприятие, и быть пронзенным ими.
Пребывание рядом с учителем физически трансформирует тебя.
Мы, как вид, обладаем высокой реактивностью, и особенно подвержены влиянию окружающей нас обстановки.
Ты же чувствуешь это, так? Когда чей-то мозг сверх-бдителен и оперирует по бета-волновой модели быстрого принятия решений постоянно… вы просто чувствуете это. Его миндалевидное тело (мозга), должно быть, уплотнилось от непрерывного потока гормона стресса — кортизола, по причине, возможно, тяжелой травмы или постоянной угрозы насилия. Гипоталамус и центр эмоциональной памяти страдает от недостаточной циркуляции крови. Я говорю о ветеране боевых действий. Я говорю о профессиональном боксере. Его боль легко почувствовать… нет?
Затем попробуйте посидеть рядом с Ричардом Фриманом.
Нахождение рядом с Ричардом — это упражнение в вагусной стимуляции. Как он дышит, так же дышите и вы. Насколько его нёбо «опускается» и глаза расслабляются, настолько же и ваши. И насколько «падает» ваше горло и рот, настолько же и вибрационная частота мозга. Волна в буквальном смысле расширяется. Вы опускаетесь с Бета через Альфа в полусонное состояние Тета. Прилежащее ядро выделяет дофамин в миндалевидное тело. Вследствие этого, эндокринная функция наводняет систему кровообращения окситоцином, и мы начинаем более последовательно и стабильно ощущать эйфорию. Думаю, нахождение рядом с Раманой Махарши, должно быть, вызывало очень похожие ощущения.
Мы едем в Майсор, чтобы посидеть рядом.
Мы практикуем асаны, чтобы научиться сидеть.

Метафизический ответ в том, что вы привязаны к уму, который создается вашими самскарами.
Я ничего не могу поделать ни с тем, как ужасно прошло мое детство, ни с тем, что это заставило меня принять решение погрузиться в терапевтические методы. Я очень скептически отношусь к идее о том, что мы вообще сами принимаем какие-либо решения.

Однажды я задал тот же вопрос Ричарду Фриману, об огромном числе студентов, наводнивших Майсор, и о невозможности найти адекватное количество времени для общения с учителем.
«Ричард… Все так изменилось. У нас уже нет этой особенной возможности близкого общения с учителем, какая была у вас с Эдди и Тимом во времена Гуруджи. (Тут был ответ, но он уходил в сторону, уворачивался и разъяснял мне учение о Кошах) Как мне создать такие отношения? Где их найти?»
Он сказал: «Рассел… Ты просто куча мусора.»

Однако, что происходит — это то, что вот это поколение выдающихся атлетов (конечно, это неточное слово по отношению к толпе нервных, жестких и доброжелательных товарищей, приехавших в первый раз) отправляется в Майсор, чтобы размахивать своими флагами и бить в барабаны, демонстрируя свою убежденность, опытность и амбиции.
Учитель откликается.
Иногда жестко, иногда он отвечает деликатно. Иногда он улыбается, а иногда огрызается. Я предпочитаю спокойные ответы, поэтому стараюсь получать такие. Бывают странные дни, когда я делаю осторожные попытки, и они вознаграждаются… (в большинстве случаев я выставляю себя полным идиотом).
Я думаю, нужно быть очень внимательным к своей мотивации. Особенно в отношении этой практики. Все твои эмоции и страхи, и желания — прямо здесь, на самой поверхности твоего ума. Вода читты мутнеет и пенится от твоих мыслей. Преподаватель майсор-класса видит это.
А этот парень — Шарат, видит это еще до того, как ты вошел в дверь, он видит это еще на регистрации.
Хочешь ли ты стать членом семьи? Или ты хочешь использовать его имя, взять его номер телефона, продавать его майки? Потому что я хотел все это и получил все возможные уроки, связанные с этими намерениями. Или ты просто хочешь научиться правильно сидеть, дышать и любить свою семью такой, какая она есть.
Как говорит замечательный Chaiwala Spiros: «Мы все просто есть».

Перевод: Мария Коробова. 

  • 3
  • 5
  •  
  •  
  •  
  •  
    8
    Поделились