Дэвид Гарригес «Чем мы каждый день занимаемся на коврике?»

Вопрос: чем мы каждый день занимаемся на коврике на самом деле?

Ответ: играем в замечательную игру создания форм (Asana Kara). Квинтэссенция Аштанги в действительности – это высокоуровневое создание форм. Стоит пояснить слово “высокоуровневый”: это означает, что ты любишь хатха-йогу и практика поз действительно очень важна для тебя. Ты хочешь, жаждешь и нуждаешься в том, чтобы вставать каждый день на коврик и вкладываться в создание форм своим телом. Твоя мотивация сильнее, чем у среднестатистического ученика йоги. Почему-то тебе нужно встать на коврик и играть в эту игру — и точка. Высокоуровневое создание форм имеет мало общего с практикой более продвинутых форм и скорее касается потребности добывать золото из практически любой из них. Ты хочешь пережить то ускорение восприятия, которое случается, когда ты осознаешь, как стопы вжимаются в землю, как движение рук и ног создает надежную опору для движения позвоночника. Каждая крохотная возможность соединить тело, дыхание и ум в медитативном сосредоточении представляет для тебя интерес. Это включает и базовые или неэкзотические позы. Список форм, которые ты с радостью готов воспроизвести, включает Самастхити, Дандасану, Ширшасану и любую другую асану, которая состоит всего из одной или двух прямых линий.

Сомнение и фрустрация могут возникать, когда ты сталкиваешься со своими ограничениями — по любой причине — и обнаруживаешь позы, которые ты не можешь выполнять безопасно, комфортно и эффективно. Однако для всех потенциальных препятствий быстро находятся обходные пути, потому что ты любишь создание форм; ты немедленно перенаправляешь свое внимание на все без исключения формы, доступные тебе в пределах текущей ситуации.

Есть нечто общее для учеников Аштанги: мы все находим смелость, дыхание, покой, красоту, прибежище, исцеление, знание и умиротворение в создании форм. Мы жертвуем тело и ум и свое существование на алтарь странной идеи о том, что эти позы — достойный проводник, который поможет нам добраться до невидимого мира чистого сознания и сакрального единения».
Дэвид Гарригес

Перевод: Александра Лысова

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •