Тай Ландрум «Действительно ли Аштанга столь бескомпромиссна?».

Практикующим Аштангу не бывает легко. Путь изучения Первой серии тернист, и те, кто рьяно пытаются её освоить, часто испытывают боль и муки. Травмы и неудачи, вкупе с разбитыми надеждами и мечтами, совсем не редкость. Однако прохождение этих препятствий делает практику глубже. Практика Аштанга Виньясы устроена так, что она выявляет нашу агрессию, тщеславие и самонадеянность, а также показывает глубину и абсурдность цепляния за ложные представления о развитии. Когда всё это предстаёт перед нашим взором, мы яснее видим себя, и открываемся возможностям более глубокого эмоционального освобождения.

ИНТЕНСИВ С ТАЕМ ЛАНДРУМОМ В СПБ: 8-15 НОЯБРЯ 2019

Настоящие препятствия — это не требования практики, которые в любом случае достаточно гибкие, а требования, которые мы предъявляем к себе. Продираясь сквозь эти запросы и формируя  сочувственное отношение к своему телу и уму, мы приобретаем нечто куда более ценное, чем наши изначальные желания. Вместо идеализированной практики, где мы выстраиваем каждую позу с хирургической точностью и невероятным мастерством,  мы обретаем практику, которая даёт нам возможность принять себя как есть, сполна насладиться глубоким ощущением того, что ты просто жив, и прочувствовать своё движущееся, дышащее тело.

Во многом благодаря своей линейной структуре практика Аштанги так эффективна. Именно на фоне этой структуры мы ясно видим, что опыт практики линейным вовсе не является. Первые несколько лет он может казаться таковым, по мере того как мы выстраиваем репертуар поз, но вскоре мы достигаем определенных пределов и, кажется, больше не углубляемся в практику асан и просто повторяем заученные формы, а иногда даже откатываемся назад, теряя то, что было уже так хорошо освоено. Однако если мы не обращаем внимания на чувство разочарования и продолжаем практику с открытым умом, в конечном итоге мы приходим к новым удивительным откровениям.

По мере повторения этих циклов мы начинаем замечать более длительные колебания, вызванные эмоциональными перипетиями жизни и всеми бесконечными нуждами работы, семьи и человеческих взаимоотношений. По мере разворачивания этого опыта и прохождения естественного пика наших физических возможностей, закономерно наша практика становится менее физически-ориентированной, двигаясь к более тонким вибрациям, даже по мере того как тело медленно, постепенно, и, хотелось бы надеяться, с достоинством и радостью угасает.

Благодаря линейной структуре практики эти изменения становятся заметными и мы лучше осознаем состояние своей жизненной энергии. Она также помогает не стоять на месте и достигать пределов своих возможностей, а также пересматривать опыт существования в этом теле на каждом этапе жизни. Смысл этой практики не в развитии физических способностей, а в том чтобы еще больше наполнить тело сладостной, растворяющей всё осознанностью. Поэтому всегда имеет смысл делать то, что выводит нас за пределы зоны комфорта и позволяет испытать что-то новое и ранее неизведанное, особенно в пространстве собственного тела. Таким образом, линейная и поступательная структура последовательности всегда напоминает нам о том, что воплощенное в этом теле сознание может бесконечно проявлять и раскрывать себя,в какой бы точке длинного и извилистого жизненного пути, пронизанного Аштангой, мы ни находились.  

В соматическом искусстве погружения в телесные  ощущения не существует конечного результата или высшей ступени. Есть только бесконечное движение непрерывных открытий и переоткрытий. Это движение сознания, которое наслаждается спонтанным раскрытием своей творческой силы — безмерной, сияющей и возвышенной. Система Аштанги со своей ритмичной и органической последовательностью втягивает нас в это движение, или, скорее, постепенно пробуждает к удивительному осознанию того, что мы всегда были частью этого процесса.

Аштанга йога учит нас отступаться от вполне естественных, но ограничивающих тщеславных фантазий о том, что мы можем контролировать тело и подчинять свою жизненную энергию. Для этого система направляет нас к исследованию этих представлений, расставляя почти непреодолимые препятствия на пути, так что мы спотыкаемся сами о себя и начинаем понимать насколько неоправданными и безрассудными могут быть наши амбиции овладения телом.

Вместо разумной последовательности поз и движений, система Аштанги с самого начала предлагает нам нерациональную последовательность, которая становится ещё менее рациональной по мере развития, пока не канет в бездну невозможного. Однако когда мы отрекаемся от своих амбиций овладения мастерством и позволяем себе разумно адаптировать позы, исследование последовательностей Аштанги приносит истинное блаженство. Мы учимся погружаться в непосредственность телесного опыта, не ожидая ничего взамен, так что каждый момент ощущается полным и совершенным.

Таким образом, поступательную и очень трудную структуру этой системы следует принять с распростертыми объятиями, а вовсе не считать ограничением. Она облегчает бремя необходимости все время стремиться к недостижимой цели, позволяя исследовать свои пределы и возможности исключительно для того, чтобы глубже пережить свою истинную природу. И даже если порой последовательности Аштанги кажутся слишком сложными, возможно, причина в том, что мы проецируем на практику свои собственные амбиции, не осознавая этого.

Вместо того, чтобы обвинять Аштангу в излишней жёсткости, линейности или суровости, стоит понять, что жёсткость и суровость, как и деспотические требования совершенства и мастерства, навязаны извне. Осознав это, мы можем переосмыслить те требования, которые мы считали неотъемлемой частью практики, и отпустить их в пустоту выдоха. Именно так мы создаём внутри себя пространство, где сознание может дышать.

Вместо того чтобы предъявлять к себе необоснованные требования, мы можем использовать систему Аштанги как гибкий каркас для изучения и проявления жизненной энергии, другими словами, как основу для создания более близких отношений с созидательными силами, делающими нас теми, кто мы есть. Тогда мы можем усердно практиковать в полную силу без дисциплины, без амбиций, с единственным устремлением — глубоко пережить свою природу и исследовать великое чудо быть живым.

Перевод: Руслан Хуснуллин.

Редакция: Юлия ВашталоваАнна Гурьева.  

Оригинал текста >>

  • 116
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    116
    Поделились