Being a dig*

Нередко мы бросаем практику в тот самый момент, когда становится по-настоящему трудно, – не только физически, но и ментально. Мы привыкли считать, что сложности – верный признак того, что мы свернули не туда. Однако в йоге все ровно наоборот.

«Есть замечательная история о человеке, копавшем колодец. Он приступал к работе, и, выкопав 5-6 футов (что очень трудно), не найдя воды, выбирался из сделанной им маленькой ямки, и начинал рыть новую, 20 футами выше. Однако проделав отверстие 5-6 футов глубиной, он вновь сдавался, отходил на 20 футов в другом направлении, и все начинал сначала. Это продолжалось бесконечно, и воду он так и не нашел.

То же самое происходит с беспокойным эго, которое занимается йогой, ищет украшения для усовершенствованного образа себя и новые способы почувствовать себя лучше, избегая при этом фактов жизни. Когда школа или практика становятся трудными – что и является, как раз, моментом входа в реальность, —  именно в это сложное время нужно оставить все отговорки и продолжить глубже закапываться в опыт. Однако очень часто именно здесь мы бросаем практику. Мы уходим к учителю «получше» или в школу «поинтереснее», вместо того чтобы остаться и исследовать внутреннюю работу, которая и есть главная цель всех школ и поучений.

Конечно, если учитель (или школа) не выполнили свою задачу и ушли из практики в трудный момент, тогда, возможно, пришло время найти другого учителя. Это различающее осознавание – понимание, когда следует продолжать, а когда пора двигаться дальше, — часть того, чему учит искусная практика йоги».

Ричард Фриман, «Зеркало йоги».

Расписание занятий в Аштанга йога Шале СПб >>

Фото Светланы Максимовой @svetayogaphoto

Я постоянно наблюдаю, как люди бродят из одного места в другое в поисках «идеальной» практики или преподавателя. Однако они никогда их не найдут, потому что, с точки зрения эго, их не существует.

Иногда я вижу, как люди выбирают то, что удовлетворяет их амбиции, то, что поддерживает и укрепляет идеальную картину себя; или того, кто постоянно хвалит их и убеждает в собственной неотразимости; и как они убегают, когда практика перестает напоминать сахарный сироп. Для меня (что, конечно, весьма субъективно) это путь в никуда: разве можно пробить брешь в ограниченном мире привычек и эгоцентризма без малейших неприятных ощущений? Хорошая практика и учитель непременно ткнут тебе в самое больное место, с полным сочувствием, конечно. Я не верю, что путь внутренней трансформации может напоминать детский утренник. Это, скорее, бег с препятствиями по диким джунглям наперегонки с пьяными слонами (именно так выглядит мой ум в текущий момент).

Мои учителя никогда не были милыми. Это не мешает им быть по-настоящему добрыми, хотя проявляться эта доброта может по-разному, порой весьма болезненным образом. Однако все они, так или иначе, поощряли мою самостоятельность и независимость и свободу мышления, не скованную привязанностью к своей персоне (которая обязательно возникает, если кто-то постоянно подтверждает, что ты принцесса, и именно за этим ты и продолжаешь к нему/к ней приходить) или иллюзиями о том, что на этом пути возможны быстрые результаты и Просветление за год. И, в итоге, моя практика ни от кого не зависит. Даже если я окажусь на необитаемом острове, я все равно буду продолжать ее делать. Потому что она основана не на привязанности к кому-то, не на стремлении к перфомансу или желании спрятаться от реальности. Как раз наоборот: это мой способ нырять в реальность еще глубже.  А, когда ты не пытаешься убежать от жизни, она перестает тебя пугать. Каждая история превращается в приключение. Каждый опыт пробуждает желание исследовать дальше. И это лучший подарок, который можно получить.

Однако для того, чтобы это произошло, нужно долгое время копать колодец в одном месте.

*Как выяснилось, «dig» — это не только привычное «копать», но и «прилежный студент» (по-видимому, роющий одну большую яму в одном месте долгое время). 

Автор: Анна Гурьева

  • 19
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
    19
    Поделились